Обладание двумя Rolls-Royce вызывает понимание аудитории



Фото: Сергей Асланян



<noscript>
</noscript> <noscript></noscript>


Предки не всегда были хуже нас. Многое они делали лучше. В том числе автомобили. Всё предыдущее столетие они наравне с ширпотребом творили шедевры, вызывающие трепет десятилетий и порыв к обладанию, хотя технически машина полувековой давности заметно уступает современной.
Старые машины у нас умели ценить даже тогда, когда наличие хорошей вещи в доме было опасно не только для здоровья, но и для жизни. Следопыты автомотостарины, собравшиеся в 70-е годы в клуб САМС даже устраивали парады старинных автомобилей, завораживая Москву и парализуя движение на Садовом кольце. Но состояние страны, технологии реставрации и скудный кошелек владельца не позволяли сохранять технику. В то время раритет был в руках фанатичных ценителей, не имеющих возможности поддерживать ее в надлежащем виде. Среди следопытов богатым был лишь английский и по совместительству советский журналист Виктор Луи, рассказывавший про свою коллекцию, что у него автомобилей больше, чем у Брежнева.
Сегодня раритетной техникой в стране обладают люди совершенно иного уровня. Бедных обожателей среди них уже почти не осталось, все достойные автомобили того доисторического периода, когда бедность не была пороком, вывезены из России за границу и то, что сейчас роскошно сверкает великолепием на мероприятиях – чаще всего привозное.
Заблуждение, что деньги не пахнут. Нынешний владелец старинного автомобиля пахнет деньгами. Как бы он не был небрежно одет, запах миллионов ощущается в радиусе десятка метров, а в выражении лица Platinum American Express читается отчетливей приветствия. Настоящий миллионер, особенно родившийся в СССР, опасен, заграничен и в повседневной жизни закрыт для посещений. Но когда он стоит рядом со своим специально привезенным из-за рубежа раритетом, он становится таким же фанатичным ценителем техники, как его предок из бедняцкого Клуба следопытов автомотостарины. Рядом с драгоценной игрушкой он опять человек - открытый, радушный, обаятельный.
Чтобы мгновенья такой открытости и счастья хоть изредка отогревали душу, миллионеры устраивают клубные встречи, в основном в виде ралли классических автомобилей. И тогда у простого смертного появляется шанс оказаться в удивительном месте, где каждый владелец машины по совместительству обладает еще и небольшой империей, а всякий автомобиль стоит как самолет. (За исключением вкраплений отечественных машин, хотя их набор предсказуемо прост – Двадцать первые Волги и Победы).
Нынешние ценители роскошной техники разнообразием не блещут. Самый массовый автомобиль для собирательства и коллекционирования у нас в стране – Rolls-Royce. Потом Jaguar, за ним идут Porsche и Mercedes. Отдельно присутствуют американцы 60-70х годов. Выбор объясняется просто. Представьте себе хозяина завода, рассказывающего в кругу друзей о своей коллекции – «У меня Toyota А1, Hyundai Pony и Crvena Zastava». Засмеют, даже с риском быть тут же застреленными охраной. Коллекционировать и гордиться допустимо громкими именами, говорящими сами за себя. «У меня два Rolls-Royce, один Daimler, Jaguar и для выездов по магазинам Chevrolet Impala» - тут уже полное понимание аудитории, кивки головами и наводящие вопросы о годах выпуска и прежних коронованных владельцах.
















Текст: Сергей Асланян